➕«Птицы» или «лягушки». Фриман Дайсон о двух типах мыслителей

Перевод статьи Чарли Чу, которая заставит по-новому взглянуть на наше мышление.

В своём бестселлере «В фокусе» Гэри Келлер пишет:

«Успех требует сосредоточенности на цели. Преуспевают те, кто концентрируются на чём-то конкретном»

Идея сразу западает в душу. Но так ли она верна?

Хватит ли одной сосредоточенности, чтобы сделать что-то хорошее? Для меня это объяснением выглядит слишком упрощённым.

Я дилетант. Мне никогда не везло в поиске «призвания» или «цели». Мой опыт настолько плох, что я решил не ставить долгосрочные цели.

Неужели мой недостаток сосредоточенности и целеустремлённости делает меня неудачником, «не способным пробиться в мире»?

Я так не думаю.

Два типа людей

Возможно, Келлер прав. Целеустремлённость может очень сильно продвинуть вас вперёд. Но я не думаю, что это единственный способ преуспеть в жизни.

В своём великолепном трактате об образовании «Как написать статью» Умберто Эко рассказал о своём пути к успеху.

«Есть моносистемные и полистемные люди. Моносистемные преуспевают, только когда работают над чем-то конкретным. Они не могут одновременно читать и слушать музыку; не могут прервать чтение романа ради другой книги; хуже всего, они не могут разговаривать, когда бреются или красят глаза».

В разительном контрасте моносистемным существуют те, кого Эко называет «полисистемными людьми»:

«Полистемные люди ведут себя с точностью до наоборот. Они добиваются успеха, только когда совмещают несколько интересов одновременно. Если они уходят с головой во что-то одно, то непременно становятся жертвами скуки. Моносистемные люди более методичные, но менее творческие. Полисистемные — более креативные, но легкомысленные и ветреные. Если вы изучите биографии известных мыслителей и писателей, то обнаружите среди них людей обоих типов».

Сам Эко, покинувший этот мир в возрасте 84 лет в 2016 году, безусловно относится к числу «великих мыслителей и писателей».

Умберто — современный титан Возрождения, его библиотека содержала более 30 000 книг. Он писал романы, вёл лекции на пяти языках, знал латинский и древнегреческий, засиживался со студентами в тавернах Болоньи около университета, в котором он преподавал.

Но если оставить Эко в покое, то кто эти «великие мыслители и писатели», о которых он писал? Можем ли мы найти конкретные примеры?

Для этого давайте обратимся к миру математики.

Птицы и лягушки

Умберто Эко — однозначно полисистемный человек. Фримен Дайсон — математик, физик-теоретик и бывшей профессор Принстона — ровно наоборот.

Он тот, кого Умберто Эко назвал бы «моносистемным».

Дайсон выбрал другое определение. Вместо «полисистемных» и «моносистемных» он разделил математиков на птиц и лягушек.

«Некоторые математики — птицы, другие — лягушки. Птицы высоко летают и изучают такие высокие материи математики, которые лежат далеко за горизонтом познанного. Они находят наслаждение в концепциях, которые унифицируют наше мышление и объединяет проблемы из разных областей. Лягушки живут в болотах и видят цветы, которые растут рядом с ними. Для них восторг вызывают детали конкретных объектов, они решают по одной проблеме за раз. Мне повезло родиться лягушкой, а многим моим друзьям — птицами.»

Теперь применим эту метафору к событиям 400 лет назад.

Декарты и Бэконы

Дайсон упоминает двух великих философов — Бэкона и Декарта:

«В начале XVII века, два великих философа, Фрэнсис Бэкон в Англии и Рене Декарт во Франции провозгласили начало современной науки. Декарт был птицей, а Бэкон — лягушкой. Каждый из них описал своё видение мира. Для каждого эта картина была особенной. Бэкон писал: „Всё сущее зависит от взгляда, который постепенно фиксирует факты природы“. Декарт писал: „Я мыслю, значит я существую“».

«По Бэкону, учёные должны путешествовать по миру и собирать факты, пока эти факты не покажут устройство Природы. Учёные индуцируют из фактов законы Природы, которым они подчиняются. По Декарту, учёные должны остаться дома и дедуцировать законы Природы силой своего разума. Чтобы дедуцировать их правильно им должно быть достаточно логики и веры в Бога».

Всё это верно, но больше всего меня поражает то, что далее пишет Дайсон:

«На протяжении четырёхсот лет Бэкон и Декарт задавали тон развития наук. Науки развивалась по обоим путям одновременно. Ни эмпирический подход Бэкона, ни декартов догматизм как таковой не мог пролить свет на секреты Природы, но вместе они добились просто невероятного успеха. На протяжении четырёхсот лет английские учёные следовали за Бэконом, а французские за Декартом. Фарадей, Дарвин и Резерфорд были сторонниками Бэкона; Паскаль, Лаплас и Пуанкаре — Декарта. Наука была значительно обогащена перекрёстным опылением двух контрастных культур».

Похоже «сосредоточенность» — НЕ единственный путь к успеху. Миру нужно что-то большее.

Нет простого ответа

Полный заголовок книги Келлера «В фокусе. Твой путь к выдающимся результатам».

К сожалению, результаты — особенно в крайних точках — не имеют такого простого определения. Жизнь не так проста.

Если все бизнес-книги, которые люди откладывают после первых 20 страниц, кричат вам: «Будьте лягушкой! Будьте лягушкой!» вспомните слова Дайсона:

«... глубочайшие концепции в математике родились на пересечении нескольких разноплановых миров. В XVII веке сторонники Декарта соединили в корне отличающиеся миры алгебры и геометрии с помощью концепции координат, а Ньютон соединил миры геометрии и динамики через концепцию производных, давшей начало дифференциальным и интегральным вычислениям. В XIX веке Буль соединил миры логики и алгебры в концепции формальной логики, Риман объединил миры геометрии и анализа в концепции римановой поверхности. Координаты, производные, формальная логика и риманова поверхность — метафоры, применяющие известные понятия в неизведанных контекстах».

Рождённым ползать летать не дано. Есть птицы, есть лягушки, но миру нужны и те и другие.

Поделиться
Отправить
Запинить
Популярное