Слабоумие и отвага

Блог Никиты Ларионова о тексте, факторинге, краудфандинге и маркетинге

☎️ Как пользоваться телефоном осознанно

Фотография Джордана МакКуина адаптирована для статьи

Это перевод статьи Никласа Гоеки, которая меня реально зацепила. Я не мог остановиться, пока её полностью не перевёл.

Если телефон занимает в вашей жизни больше места, чем зубная щёткой, то пришло время задуматься.

Наш смартфон — это устройство, направленное на достижение конкретных целей. Способ его использования должен способствовать достижению целей. Так почему вместо того, чтобы настроить смартфон на конкретные функции, мы сами должны подстраиваться под его прихоти?

Великий инструмент служит только одной цели. Его можно использованным вне зависимости от уровня навыка.

Использование великих инструментов полностью осознанное. Ресурсы, которые они используют — наше время и внимание. Многие из наших инструментов более требовательны. Они побуждают нас использовать их после выполнения своей прямой функции. Это поглощает больше времени, чем требуется.

Великие инструменты обладают тремя характеристиками, которые разрушают эту дилемму.

  1. Вы вспоминаете о них только, когда они реально нужны.
  2. Чтобы их использовать нужно минимум времени.
  3. Они отпускают вас, как только вы закончили.

Зубная щётка — воплощение осознанности и лучший инструмент, который когда-либо изобретало человечество. Вы используете её только тогда, когда это необходимо. Она служит для конкретной цели. Вы никогда не забудете, как её использовать. После использования её легко убрать на место — больше с ней нечего делать.

Ваш телефон — никудышным инструмент. Смартфон делает всё, чтобы обратить на себя внимание, соблазнить и заставить задержаться подольше. В последнем отчёте Нильсена сказано, что ежедневно мы тратим на телефон 2,5 часа своей жизни. Я не представляю, зачем кому-то может потребоваться провести в обнимку с телефоном 17,5 часов в неделю, если только они не работают по совместительству в колцентентре.

Смартфон может сам поддерживать вас в состоянии полной осознанности. Вы будете понимать, почему и зачем его используете. Для этого я предлагаю использовать три главные характеристики великих инструментов.

1. Минимизация раздражителей

Основная цель первого шага — сделать так, чтобы смартфон напоминал о себе только тогда, когда это действительно нужно. В зависимости от вашей работы, это может быть где-то между «никогда» и «для важных звонков». Есть два типа раздражителей, которые нужно убрать.

Звуковые и тактильные раздражители. Это все звонки и вибрации. Я всегда держу смартфон в бесшумном режиме. Самый простой способ выключить вибрацию — изменить одну настройку. Перейдите в «Звуки, тактильные сигналы» и деактивируйтесь пункт «В бесшумном режиме».

Визуальные раздражители. Когда мы спрашиваем «Я это вижу?», обычно имеем в виду: «Я могу до этого дотронуться?» Есть выражение, что грудные дети «смотрят» на мир руками, но не только дети так делают. Сам вид вашего смартфона кричит: «Проверь меня! Ну на всякий случай!» Поэтому его срочно нужно убрать с глаз долой.

Положите смартфон в ящик, оставьте его в сумке или шкафчике, поставьте на зарядку в другой комнате или просто положите за экран компьютера или лептопа. Если вам сложно в это поверить, давайте сыграем в игру: отследите, сколько раз вы возьмёте телефон в следующий час, потом спрячьте его и снова проверьте себя. Результат вас удивит!

Как только с раздражителями покончено, пора заняться более эффективным использованием смартфона.

2. Целевое использование

Задача этого раздела — сделать так, чтобы ваш смартфон максимально эффективно помогал решать ваши задачи и тратил на это минимум времени. Допустим, вы поняли, что возникла веская причина воспользоваться смартфоном. Первый вопрос: «Что вы увидите на экране, когда его возьмёте?»

Осознанный экран блокировки. Я благодарен Джейсону Стирману за идею спокойной заставки. Вот так выглядит мой экран блокировки.

Мокап создан через МокаФон. Обои

Всё на этом экране имеет смысл:

  • Всё чёрно-белое, потому что в моём смартфоне нет других цветов. Мы разберём это отдельно.
  • На картинке много свободного места — она создаёт атмосферу спокойствия и не перегружает чувства.
  • На картинке показана пустыня, как напоминание, что смартфон — это песчинка, к которой я пришёл за чем-то конкретным.
  • Он задаёт вопрос, который наводит на размышления. Я должен быть честен с собой, когда беру телефон в руки.

Создайте свою спокойную заставку сами. Это повысит эмоциональную связь. Я взял картинку с Ансплаша, подобрал правильное разрешение в айОС Рез и создал специальный дизайн в Канве. Вопрос стоит точно на границе верхней трети изображения.

Вы узнаете, почему я выбрал вопрос « Зачем ты здесь?», но есть и другие варианты:

  • Почему я в твоих руках?
  • Что ты ищешь?
  • Зачем ты меня держишь?

Когда беру телефон в руки, то не рвусь сразу его не разблокировать. Сначала я думаю, что сейчас нужно. Оказывается, у меня довольно много вариантов.

Нужно ли вообще разблокировать? Разблокировка смартфона напоминает мне момент когда Гарри Поттер обнаружил в кабинете Дамблдора омут памяти. Он и моргнуть не успел, как провалился в дивный новый мир с головой.

Эппл делает всё возможное, чтобы упростить для нас это путешествие. Поэтому первым делом зайдите в «Настройки» и отключите»:

  1. «Поднятие для активации». Настройка в пункте «Экран и яркость». Я решаю, когда включить экран, а не рефлекс предплечья.
  2. «Открывать, приложив палец». «Основные» → «Универсальный доступ» → «Домой». Теперь ваш смартфон не разблокируется случайно. Вам придётся нажать кнопку «Домой».

На экране блокировки у вас есть несколько вариантов, которые не требуют, чтобы «проваливались во внутрь».

  • Смахнуть влево — откроется экран виджетов. Я оставил только «Далее», «Погоду» и «Избранное». Джейсон рассказал, что ещё можно поставить на этот экран. Если нажать на виджет, то проваливаешься в соответствующее приложение.
  • Смахнуть вправо — откроется камера.
  • Смахнуть снизу вверх — появится пункт управления. В айОС 11 вы можете проваливать во внутрь приложений по усиленному нажатию на символ. Чтобы добавить дополнительные приложения, перейдите в «Настройки» → «Пункт управления».
  • Смахнуть сверху вниз — получится история уведомлений. Это лучший способ проверить сообщения без уведомления отправителей о прочтении. Я добавил сюда все мессенджеры, Календарь и Напоминания. Пункт меню: «Показ в истории».
Виджеты, настройка пункта управления и добавление приложения в историю уведомлений, без показа на экране блокировки

Если разрешить приложению показывать уведомления «На заблокированном экране», то они будут всплывать точно на его середине. Я включил эти уведомления только для звонков и событий в календаре. Вы сами должны инициировать проверку сообщений, а не человек, который их отправляет. Показ сообщений в истории уведомлений — идеальное решение.

Если вы всё сделаете чётко по инструкции, то избежите необходимости разблокировать смартфон в 7 из 10 случаев.

Теперь перейдём к трём оставшимся случаям.

Экран «Домой», на который хочется возвращаться. Перед входом в любой гостеприимный дом обязательно вам скажут: «Добро пожаловать!» Но, когда мы попадаем на домашний экран, то оказываемся на минном поле.

Есть два типа мин, с которыми сразу можно попрощаться:

  1. Пылесборники. Идеальное правило избавления от хлама — выкидывать всё то, что не использовали более полугода. Избавьтесь от хлама в вашем шкафу с приложениями! Вы всегда сможете их повторно скачать.
  2. Игральные автоматы. Тони Стабблебайн популяризировал это определение для приложений, в которых вы мгновенно теряетесь. Новости, акции, соцсети, игры, шоппинг, тиндер и всё остальное.

Удалите всё, что попадает в одну из этих категорий. Это будет огромным шагом к осознанному потреблению. Но я знаю ещё один способ сделать домашний экран лучшим местом. Вам нужно найти свой оазис в пустыне.

Уровень 0. «Оазис». Когда я разблокирую смартфон, путешествие начинается:

Я сделал домашний экран пустым, потому что это самый простой способ быть осознанным. С такого экрана есть три пути:

  1. Сири. Я её почти не использую, потому что считаю, что выгляжу странно, когда общаюсь с Сири в публичных местах. Но в теории вы можете спросить совета даже с экрана блокировки.
  2. Поиск. Мне нравиться идея Джейсона, чтобы использовать поиск для всего. Это добавляет ещё один уровень к вопросы: «Что вы здесь ищите?» Экспериментирую с этим.
  3. Скролл. Мой текущий формат использования включает 4 страницы. Приложения расставлены по частотности использования. Давайте я вам всё покажу.
Уровени 1, 2, 3 и 4

Уровень 1. Приложения, которые я использую несколько раз в день. Одни взмах с домашнего экрана, и я в стране общения. У меня нет наклеек или других уведомлений. Я и без них помню, что хочу пообщаться людям. Я регулярно проверяю историю уведомлений, поэтому ничего не пропускаю. Отвечаю на сообщения тогда, когда на это есть время.

Уровень 2. Приложения, которые я использую раз в день. Навигация, беговой трекер и приложение для подкастов — вещи, которые могут потребовать не чаще раза в день.

Уровень 3. Приложения, которые я использую раз в неделю. Эти приложения я чаще запускаю с компьютера, но иногда в них возникает потребность на ходу. Так же здесь мой трекер активностей, который я синхронизирую раз в неделю.

Уровень 4. Приложения, которые я использую, когда по-другому никак. Настройки, обновление программ и всё такое. Также приложения, которые я использую в путешествиях и папки с мусором, который нельзя удалить.

Несколько важных вещей о системе:

  • Используйте не более двух рядов приложений на экран, чтобы постоянно видеть главный вопрос.
  • Внутри категорий располагайте приложения по частоте использования.
  • Приложения, которых не видно нигде — Будильник, Калькулятор, Заметки и Музыка. Их вызывайте из пункта управления.

Идея в том, чтобы расположить часто используемые приложения как можно ближе к оазису. В идеале вы должны решить, какой уровень приложений вам нужен, до того, как начать скроллить.

Оттенки серого. К этому моменту вы должны были заметить, что все скриншоты чёрно-белые. На это у меня две причины:

  1. «Скучный» вид напоминает, что мой смартфон — это не парк развлечений.
  2. Оттенки серого — это более правильная версия Ночного режима, который раскрашивает ваш экран оранжевым в тёмное время суток. Это помогает снизить количество голубого света, который мешает выработке гормона сна — мелатонина.

Снимаю шляпу перед Нетом Элисон, который научил меня этому. Ночной режим можно включить в пункте настроек «Экран и яркость», оттенки серого в «Основное» → «Универсальный доступ» → «Адаптация дисплея» → «Светофильтры».

Если вы не снимаете много фотографий или видео на смартфон для работы — а никто этого и не делаете — цвета делают раздражители более раздражающими. Если вы не готовы на такой радикализм, хотя бы включите Ночной режим, чтобы снизить влияние смартфона на ваш сон.

Попутно выключить уведомления. Каждая остановка на пути к необходимому приложению может вызывать дополнительные раздражители. Поэтому важно правильно управлять уведомлениями. Из 32 приложений на моём смартфоне только 8 могут отправлять мне уведомления.

  • Наклейки на значке включены у тех приложений, которые я проверяю раз в день или реже, в моём случае это новости в Телеграме, Напоминания, Телефон и обновления в Эпп Сторе.
  • Баннеры нужны только для звонков и событий в календаре, так как они прерывают использование других приложений.
  • Предупреждения не используются, потому что они хуже баннеров. Вы уже знаете, как я получаю сообщения: не на экране блокировки, а в истории уведомлений.

Вот и всё! Ваш смартфон теперь полностью заряжен на осознанное потребление информации. Осталась всего одна вещь.

3. Завершение использования

Для меня это утопия: смартфон, который предлагает оставить его в покое, когда исчезла необходимость. Я пока не представляю, как это лучше сделать. Самая близкая догадка — выбрать идеальный вопрос на заставку.

Изначально у меня стояло: «Что ты ищешь?» Однако, этот вопрос засасывал внутрь смартфона и не вёл наружу. После ответа на звонок, можно было начать искать развлечение или котиков.

«Зачем ты здесь?» — лучше, потому что этот вопрос отражается ситуацию, когда вы закончили работу с приложением.

Чтобы точно среагировать на вопрос:

  1. Нажмите кнопку «Домой», когда закончили работу с приложением.
  2. Нажмите её ещё раз, чтобы вернуться в оазис и благоразумно решить заблокировать смартфон.

Меня увлекает идея, что ещё никто не придумал решение этой проблемы. Хотя в этом нет ничего необычного. Вы не можете продавать лекарства здоровым людям, вы не можете продавать приложения людям, которые ими не пользуются.

⌘⌘⌘

Смартфон Прометея

Главный вызов человечества — взять контроль над инструментами быстрее, чем они взяли контроль над вами. Прометей и огонь, обезьяны и палка, Нео и Матрица. Эта война никогда не закончится.

Картинка используется с разрешения Каян Пагуе. Фликр

Зевс поручил Прометею создать человеческий вид и вручил ему огонь и глину. Огонь — это смартфон Прометея. Он постоянно втягивал его в игру и успокаивал ложными обещаниями спокойствия. В порыве беспечности и самоуверенности Прометей передал огонь людям, что повлекло наказания для него и всего нашего вида.

Но в истории забрезжил луч надежды. Прометей не изобретал огонь. Он просто украл его и передал нам. Однако, мы изобрели и зубную щётку, и смартфон. В отличии от греческого титана мы боремся с нашими собственным созданием.

Когда будете чистить зубы сегодня вечером, пожалуйста, вспомните, что это ваша работа. Нет, ваше призвание, участвовать в этом бою.

Вы не можете отступить.

✋ Как я отказался от Фейсбука

Инаф. Матрица

Несколько лет назад я понял, что теряю контроль над жизнью. Вместо того, чтобы наслаждаться моментом, я неустанно переживал, что упускаю что-то важное. Поэтому постоянно теребил ленту Фейсбука. Казалось, что где-то там шла настоящая Жизнь.

Фейсбук отвечал взаимностью — умная лента с радостью подстраивалась под мои запросы. Она неустанно подбрасывала всё то, что казалось полезным и интересным. В результате я отдавался информационному потоку и полностью терял связь с реальностью. В какой-то момент алгоритмы ранжирования полностью определяли мою жизнь.

Любая активность требует внимания. Фейсбук отнимал часы моей жизни, давая взамен тонны эндорфинов и новой информации. Лента всё лучше подстраивались под мои желания, и не было ни малейшей возможности разорвать порочный круг. Но я нашёл выход!

Последние три года я методично и настойчиво снижал влияние соцсети на мою жизнь. И кажется, я дошёл до момента, в котором можно поставить точку.

2014. Отказ от уведомлений

Я сделал первый шаг к отказу от Фейсбука, когда ограничил ему доступ в личное пространство. Выключить уведомления — значит запретить соцсети тревожить тебя в неподходящий момент.

Это снизило количество раздражителей. Сразу исчезли сообщения о лайках и запросах в друзья, пропали дайджесты новостей в почте и сотни пушей. Я перестал вспоминать, что где-то в соцсети жизнь бурлит фонтаном.

Писал о раздражителях в статье о тайм-менеджменте
Капличный рассказал, зачем выключил уведомления

2015. Отказ от фейсбучной ленты

Человеческий мозг слаб, поэтому мы идём на технологические ухищрения.Когда я заходил в Фейсбук, чтобы написать коллеге, то обязательно зацеплялся за что-то интересное в ленте. В этот момент контроль над сознанием брала дорофеевская обезьянка, и я попадал в ловушку.

Это не баг. Так выглядит моя лента 365 дней в году.

Чтобы выключить ленту я использую простой хак для Сафари. Такие расширения существуют для всех известных браузеров. Чтобы не пропустить что-то реально важное, я настроил уведомления о постах близких друзей, коллег, родственников и Ильяхова. Прочитать 10 важных постов в день лучше, чем потребить сотню постов, которую подскажет лента.

Как Капличный заблокировал соцсети
Как Тим Фейрис выключил свою фейсбучную ленту
Отказ от Фейсбука по науке

2016. Отказ от приложений соцсетей

Для меня приложения соцсетей на телефоне — жвачка для рук. Когда стою в очереди, обязательно листаю Инстаграм, за обедом проглядываю Фейсбук, в туалете мотаю ВК. Мозг привык к потоку информации и страдает, когда не получает чего-то нового. Чем дольше сидишь в офлайне, тем сильнее тревога, что пропустил что-то важное. Тебя накрывает информационная ломка.

Я начал борьбу с этой вредной привычкой с того, что сделал доступ к ней максимально сложным. Для этого я снёс все приложения соцсетей с телефона. Такого радикального шага хватило на месяц, после которого привычка перестроилась. Вместо того, чтобы лезть за порцией котиков в приложение, мозг начал искать их в том же Фейсбуке через браузер.

Серия лекций на Теде о том, как убрать соцсети из своей жизни
Зачем Геммелл выключает соцсети, когда работает
Почему Рахим удалился из соцсетей

2017. Отказ от любого контента из соцсетей

Удаление приложений с телефона несёт краткосрочный эффект. Всё рушится, когда мозг понимает, что зайти в Фейсбук через браузер всего на полтора шага сложнее, чем нажать на знакомую тёмно-синюю иконку.

Чтобы полностью убрать соцсети с телефона, я через «Детский режим» заблокировать браузер. Конечно, так я лишил себя мгновенного гугления нужной информации, но скоро понял, что оно совсем и не нужно.

Привычки формируются примерно 21 день. Через месяц после блокировки браузера на телефоне я полностью отказал от потребления контента из Фейсбука. На очереди остальные соцсети.

Ультимативный гайд о том, как перестать теребить свой телефон

2018. Что дальше

Мой путь оказался сложным и долгим. То, что вы прочитали за пару минут, заняло у меня три года. Но теперь мне не нужно быть 100% времени в онлайне. Ведь я так ничего важного не пропущу.

Я не удалился из Фейсбука. Я продолжаю писать, лайкать и репостить. Но если вы хотите донести до меня какой-то конкретный пост, лучше отметьте меня в нём или позовите в комментарии. Иначе я рискую его пропустить.

⏰ Как я управляю своим временем

Ошибочное восприятие тайм-менеджмента. Люди Икс: Апокалипсис

Очень долго считал, что управление временем — это способ разбора завалов. Появился новый проект, навалились задачи, возник хаос в делах, задница в огне — значит нужно составить список дел, сфокусироваться на работе, вжух и всё готово. Но это издевательство над системой — скрупулезное управление временем убирает не завалы, а возможность их возникновения.

Начало года — лучшее время плотно заняться построением системы управления временем. Задач не так много, горящих проектов нет, а вот целей хватит на несколько жизней вперёд. Чтобы к концу года поразить фейсбук длиннющим списком побед, советую уже сейчас заняться тайм-менеджментом.

В управлении временем нет серебряной пули. У каждого работает что-то своё. Я перепробовал ГТД, метод Глеба Архангельского, джедайские техники пустого инбокса. Все эти системы масштабные, подробные, учитывают миллион мелочей, но у меня в полной мере не работают.

Я управляю временем с помощью адской смеси десятка техник. Моя практика неидеальна, постоянно дополняется, но по крайней мере как-то работает на моих задач.

Ставлю цели

Самое главное в управлении временем, проектами и собой — расставить цели. Всегда нужно понимать, зачем начинать что-либо делать, и что хочется получить в итоге.

Наличие чёткой цели сводит к нулю бессмысленную работу и высвобождает время на что-то реально значимое. Перед тем как приниматься за работу, я ставлю перед собой большую цель. А дальше уже она определяет, за какую задачу хвататься.

Целесообразность — главная характеристика, которая устанавливает приоритетность задачи. То, что напрямую не относится к достижению цели, можно отложить в долгий ящик. Хорошо работают публично озвученные цели, которые не дают слиться с задачи в самый ответственный момент.

Убираю раздражители

Наш мозг — очень интересная и древняя штука. 200 тысяч лет назад выживаемость человеческого вида напрямую зависела от скорости рефлексов. Естественный отбор проходили те, кто молниеносно принимал решения. Секундное промедление могло навсегда вычеркнуть твою ДНК из истории.

С тех пор в нашем мозгу крепко засела необходимость моментальной реакции. Наш мозг воспринимает писк уведомления и всплывший пуш, как шорох тигра в кустах. Нужно немедленно всё бросить и среагировать на раздражитель. Иначе смерть.

Я выключил все возможные уведомления. Каждый раздражитель снижает концентрацию и отъедает кучу времени. Мы давно живём не в саванне, поэтому от минутного промедления точно никто не умрёт.

Раздражители и Мэтт Геммелл
Отказ от уведомлений у Капличного
Илья Бирман и звуки

Очищаю инбокс

Вторая группа раздражителей постоянно с нами. Это гениальные идеи, забытые задачи, невыученные уроки и пустые обещания. Всё это висит в подсознании и переодически напоминает о себе. Единственный путь отключить эти уведомления — вынести их за пределы своей памяти.

Здесь на помощь приходит «инбокс по Дэвиду Аллену» — список входящих задач. Туда у меня попадает вообще всё, на решение чего уходит больше двух минут. Если не могу что-то сразу сделать, то помечаю задачу в списке дел.

Все задачи должны быть записаны. Только так вы сможете понять их целесообразность и грамотно распределить время. Пока задача висит в подсознании, она будет вечно отъедать ваше внимание и не давать концентрироваться.

Пустой инбокс Мерлина Манна
Пустой инбокс Сергея Сурганова
Как Сергей Сичкар очищает инбокс

Откладываю на завтра

Когда задача записана, она обязательно получит решение. Важно не превратить список в очередной раздражитель. Вы начнёте контролировать своё время только тогда, когда сможете распределять рабочую нагрузку проактивно. Для этого нужен какой-то запас времени.

Для меня буфером между входящим потоком задач и текущей работой стало простое правило — откладывать дела на потом. Нет таких задач, которые необходимо сделать вот прямо сейчас. Мы уже записали их в список, а значит придёт их время.

Мой список дел на день закрытый. В него не попадает ничего, что не было запланировано заранее. Таким образом я всегда понимаю текущую загрузку и могу в спокойном режиме решить все поставленные задачи.

Николай Товеровский о закрытом списке дел

Фокусируюсь на задаче

Настоящее управление временем начинается, когда дело доходит до реальной работы. Всё перечисленное выше — подготовка. Без неё снижается эффективность самой работы, и страдает её результат. Но справиться с потоком можно, а вот без фокусировки — никак.

Моя самая долгоиграющая практика: работать над конкретными задачами короткими отрезками времени. Всё очень просто: я ставлю таймер на 20 минут и это время занимаюсь строго одной задачей. От неё меня не отвлекают внутренние и внешние раздражители.

20 минут фокусировки могут конкретно продвинуть самый сложный проект. Короткие временные отрезки не дают устать от задачи. Они не вырывают меня на долго из социума. Попробуйте, это контринтуитивно, но работает.

Новелл о работе помидорками
У Сергея Короля нет задач больше чем на час
Макс Черепица о помодоро таймере

Не борюсь с прокрастинацией

Прокрастинация — бич современности. Зашёл кому-то написать в Фейсбуке и выпал из реальности на час. Ролики на ютубе, казуалочки, чатики — всё это отъедает львиную долю времени. Чтобы научиться управлять собой, придётся прокрастинировать осознанно.

Совсем без отдыха сложно: мозг перегревается, а производительность падает. Поэтому важно иногда отвлекаться от работы, но не терять контроль над своей обезьянкой-прокрастинатором.

Я максимально ограничиваю время на непродуктивные занятия. Если хочется отвлечься и потупить в соцсетях, то ставлю таймер, который вырвет меня через 20 минут. Ролики на ютубе можно заменить лекцией или подкастом, игры — медитацией или спортом. Возможностей для продуктивной прокрастинации масса!

План прокрастинации Ильи Бирмана
Барбара Оакли о пользе прокрастинации
Максим Ильяхов прокрастинирует

Закрепим

Это не похоже на систему или устоявшуюся практику. Я просто надёргал методов из разных учений, которые все вместе делают мою жизнь осознанной и продуктивной.

В общем смысле мой метод управления временем выглядит так:

  • понять, зачем что-то делать
  • выключить уведомления
  • записывать задачи
  • создать запас времени
  • фокусироваться на чём-то конкретным
  • прокрастинировать со смыслом

А как вы управляете своим временем? Что работает у вас?

Конспект лекции Виталия Егорова о Марсе

Во вторник 11 апреля сходил на лекцию Виталия Егорова о Марсе. Виталий известен в интернете под ником Зелёный кот. Он работает пиарщиком в российской аэрокосмической компании, которая создаёт спутники для государства, операторов связи и других коммерческих заказчиков. Виталий болеет космосом и проводит лекции для широкой аудитории, чтобы не напрягать рассказами о звёздах друзей и родных. Я хожу на такие лекции, чтобы не сушить мозг — работа работой, текст текстом, но не терять хватку помогает только поток новой информации.

В Саратов Виталия привезли мои друзья из Центра Пионер. Ребята делают крутой научно-популярный некоммерческий проект #немногоумнее. Они проводят лекции известных в узких кругах учёных и научных журналистов. В прошлом году на их площадке выступала Ася Казанцева, на лекцию которой я не попал. Для города движуха значимая, поэтому следите за анонсами.

Лекция Зелёного кота шла около двух часов и была очень насыщенной. Что-то я неправильно понял, что-то неверно записал, поэтому не стесняйтесь отмечать, где я соврал и в чём ошибся.

Что делать на Марсе

Заниматься наукой, а не войной. Мы знаем очень мало о нашем космическом соседе. Нет техники, которая могла бы нагрести грунт и привезти его на Землю. Все данные о планете учёные получили из метеоритов, которые падали на Землю. В них нашли полости газа и что-то похожее на окаменелую клетку. Но метеоритов на всех не хватает, нужно работать с породой вживую. Глубина Марса изучена на семь сантиметров, ровно такой бур марсохода Куриосити. В 2020 на Марс полетит аппарат с двухметровым буром. Для учёных там ещё полно работы.

Экологический туризм. На Марсе огромные горы и каньоны. На Земле люди тратят деньги, чтобы посетить Великий каньон, но он крошечный в марсианских масштабах. Каньон-гигант может рассечь Россию пополам. Мы не знаем, как он образовался. Самый большой вулкан планеты в диаметре 600 километров, а в высоту 27 километров. На земле формирование такого вулкана в принципе невозможно. Под нами движутся тектонические плиты, а земные вулканы формируются за счёт силы трения. На Марсе вулканы формирует мантийный плюм, который невозможен на Земле. К Марсу можно лететь за природными красотами и яркими фотографиями в инстаграм.

И больше ничего. Планета не предназначена для жизни: атмосфера разрежена, вода заморожена или испаряется, о полезных ископаемых мы ничего не знаем. Непонятно зачем строить города и организовывать колонии. Лететь туда имеет смысл только учёным и туристам, жить на Марсе нельзя. Чтобы понять условия Марса, Виталий советует съездить в Норильск — по деньгам дешевле, а в остальном то же самое. На Марсе нормальному человеку будет нечем заняться.

Мифы о Марсе

Марс — красная планета. Часто журналисты пугают читателей, что на нас движется страшная красная звезда Нибиру. Следите за новостями, они снова появятся через год, когда Марс будет хорошо виден. В реальности земная пустыня не отличается по цвету от марсианской. В Казахстане цвет почвы такой же, только есть вода и растительность. Если убрать океаны, моря, реки и леса, Земля будет выглядеть как Марс.

Марсиане закапываются. С каждым годом учёные находят всё меньше следов деятельности гуманоидов. С карт планеты исчезают города, каналы и пещеры. Кажется, что наши соседи целенаправленно роют подземные ходы и уходят под поверхность. На самом деле, техника исследователей становится точнее. Они понимают, что ошиблись и стараются исправить оплошности. В прошлом году люди увидели идеально круглые дырки, которые приняли за тоннели марсианского метро. Посмотрим, что скажут учёные через десять лет.

На Марсе ветер может строить фантастические структуры из песка. Эти образования можно принять за следы червя из Дюны.

Вся планета покрыта пылью. В фантастических романах нас пугают, что толстый слой пыли скрывает реальную поверхность планеты. Возможно, следы былой цивилизации засыпало пылью. В реальности на поверхности Марса лежит слой пыли в несколько сантиметров. Пылевых завалов там нет. Это хорошо видно на съёмке спускаемых аппаратов. На поверхности планеты лежат парашюты, которые не занесло пылью, их прекрасно видно из космоса. Пыль не угроза для жизни.

Пылевые бури. В советском союзе любили приукрашивать значение марсианских пылевых бурь. Дело в том, что один из аппаратов не смогли посадить именно из-за бури. По факту частички пыли в десятки раз мельче песчинок, для техники и людей они безвредны. На земле песчаные и пылевые бури могут нанести некритичный вред, также и на Марсе. Песок движется примерно на 2 метра в год. Буря никого не убьёт.

На Марсе нет атмосферы. Это не так. Плотность марсианской атмосферы примерно в сто раз меньше, чем на Земле. В зависимости от сезона может идти снег, может быть туман. Из-за плотности атмосферы на Марсе не может быть штормового ветра. В «Марсиане» ошиблись — ветер не мог обрушить ракету. Возникают маленькие смерчики, которые сметают песок и пыль с солнечных батарей марсоходов и этим помогают учёным. Марсианский грунт богат кислородом, поэтому при должном подходе его можно использовать для создания пригодно для дыхания воздуха.

На Марсе нет воды. На Марсе много воды. На полюсах в центре тонкой шапки из углекислого льда почти 80 километров настоящего водяного льда. Если этот лёд растопить, то всю поверхность планеты можно залить океаном глубиной 27 метров. Раньше воды было больше — мы видим на снимках дельты рек и озёра. Часть воды скрыта под пылью, другая часть испарилась. Даже в самом засушливом месте планеты в грунте присутствует 3% воды. На Марсе воды больше, чем на Луне.

Снимок полярной шапки Марса летом.

На Марсе жуткая космическая радиация. Радиация есть, в одних трусах в космос лучше не летать. Но эта не та радиация, которая убивает в Чернобыле. В космосе не гамма-излучения, а безвредные альфа- и бета-лучи. Обычный космический корабль без специального свинцового слоя практически полностью защищает космонавтов от радиации. За тысячу дней на МКС астронавты получат такое же количество радиации, что и за один полёт на Марс. Сравнимую дозу облучения сотрудники атомной станции получают за год. Радиации можно не бояться.

На Марсе была жизнь. На планете реально найдены органические соединения. Метан присутствует в атмосфере: 30 молекул метана на миллиард молекул чего-то другого. Метан имеет биологическое происхождение, и без постоянного пополнения он бы бесследно распался от радиации за 270 лет. Это не значит, что на Марсе была или есть жизнь. Пусть метан и имеет биологическое происхождение, но биология — частная форма органических соединений. Количество метана на Юпитере равно массе Земли, но никто не говорит, что там была жизнь. Учёные не понимают механизм формирования метана. Поэтому мы не можем подтвердить или опровергнуть факт жизни на Марсе.

Полёт к Марсу

Человечеству мешает полететь на Марс две проблемы:

  1. Подъём с марсианской поверхности. Нужно долететь до Марса и нужно как-то вернуться. Чтобы это сделать нужно поднять с Земли и посадить на планету полностью заправленную ракету. Есть предложения отвезти пустую ракету, а топливо выработать на месте. Это хороший вариант, потому что людей пошлют только после того, как проверят подъёмную ракету. Но это всё на словах — денег на такой проект нужно слишком много.
  2. Человеческий фактор. Мы все ошибаемся, поэтому основной риск долгого полёта в простой человеческой ошибке. В фильме «Марсианин» всё лайтово. В реальности космонавты на МКС большую часть времени на орбите чинят станцию. Люди ошибаются, механизмы ломаются, всё идёт не по плану.

Первые попытки. Идея полёта к Марсу изводила ещё Сергея Королёва. За время его жизни желания человечества сильно поменялись. За 60 лет люди практически полностью утратили влекущую романтику межпланетного полёта. С тех пор каждые десять лет готовится новый проект. Но их все признают слишком дорогими и откладывают на декады.

Концепт космического корабля Королёва, который мог бы доставить человека на Марс. Впереди атомный реактор, в самом конце — блок с людьми.

Марс Ван. Это одна из самых нереальных и раскрученных космических программ. Авторы решили ключевую проблему и предложили полететь в один конец. Они даже набрали добровольцев, но не убедили инженеров. Виной тому ошибка в бюджете. На программу требовалось шесть миллиардов долларов. Проект планировали отбить за счёт рекламы в своеобразном реалити-шоу. Идея была здравой, ведь куча народу смотрит олимпиаду, в которой ничего не происходит. Космические инженеры сказали, что за эти деньги такой проект невозможен. Государство не дало дополнительного финансирования. Пусть проект и привлёк внимание широких масс, но быстро сдулся.

Спейс Икс. Илон Маск предложил отвезти на Марс сто человек зараз. Его проект не противоречит законам физики. Над моделью поработали толковые инженеры, которые доделали то, что другие только предлагали. Они добавили к проекту доставки пустой ракеты орбитальную дозаправку. Они предложили заправить возвратную ракету метаном, которые бы собрали из атмосферы планеты. Но по закону подлости вторую проблему они решить не смогли — гениям свойственно ошибаться. Даже у идеальной разработки нет 100% надёжности. Как говорят астронавты, в космосе всё неопределённо ненадёжно. А ещё Маск предложил транспортную систему, но не сказал, что делать на Марсе. Поэтому к проекту сейчас очень много вопросов.

Терраформинг Марса

Зачем это нужно. Технически на поверхности планеты вакуум. Поэтому нормально жить и работать там так же сложно, как в открытом космосе. Пока мы не наполним атмосферу неважно чем, простому человеку там делать нечего.

Процесс терраформирования Марса из пустыни в подобие Земли 2.0

Как создать на Марсе атмосферу. Нам сейчас неважно из чего будет состоять атмосфера, поэтому рассматриваем самые нереальные варианты.

  1. Если привезти на Марс 1% атмосферы Венеры, то планета сразу станет пригодной для долгого пребывания. Но это в теории. Мы не знаем, как это сделать на практике.
  2. Можно бомбардировать поверхность кометами. Комета — это халявный газ. Чтобы создать одну земную атмосферу нужно сбросить на Марс примерно 115 комет Галлея, по объёму равных Онежскому озеру. Пока кометами мы управлять не умеем и не знаем, где столько взять.
  3. Можно попробовать разбомбить полярные шапки ядерными бомбами — там же углекислота, она создаст углекислую атмосферу. Но шапок хватит, чтобы увеличить плотность атмосферы в тридцать раз. А для пребывания нужно увеличить её минимум в сто раз. На этот небольшой проект уйдёт 55 тысяч 55 мегатонных бомб. Это самые крупные бомбы в истории человечества, они равны нескольким сотням бомб, сброшенных на Херосиму. На Земле столько нет, и мы не знаем, как их транспортировать.
  4. Можно найти Марсу маленькую Луну. Спутник Земли влияет на вулканизм планеты, который возобновляет атмосферу. Но у человечества нет возможности создать даже небольшой планетоид.

Ключевая мысль лекции Зелёного кота: «С этой планеты свалить не получится. Мы не доживём для открытия землеподобных планет, до которых можно долететь за человеческую жизнь. Это не значит, что нужно забить на космос и перестать стремиться к звёздам. Любите космос.»

Что посмотреть по теме

Фильм «Последние дни на Марсе». Виталий советует смотреть первую часть фильма, в которой правдиво описывают жизнь и технику экспедиции. Спойлер! Дальше приходят зомби.

Видео советского марсохода. Поразительно, что в стране победившего Автоваза, инженеры могли создать такой продвинутый механизм. Но это к вопросу о полимерах.

О третьей ступени Школы редакторов

Ожил школьный бейскемп, а значит началась третья ступень у нового набора редакторов и стажёров. Пока ребята набивают первые шишки в работе над дипломным проектом, я порефлексирую о своём опыте. Эта статья будет полезна студентам второй ступени, которые раздумывают о продолжении обучения; и тем, кто уже начал работу над своим проектом.

На третьей ступени стажёры и редакторы два месяца работают над дипломным проектом под чутким контролем арт-директора, с подсказками шефа и других преподавателей школы. По плану каждые две недели они сдают одну из составляющих проекта — понимание задачи, юридическую конструкцию, текст, дизайн и рабочий прототип. Никто не заставляет чётко следовать плану — можно начать с отрисовки макетов, можно с настройки сервера или подробного договора. Предполагается, что редакторы и стажёры будут делать проект самостоятельно, но никто не мешает собрать команду.

Тех, кто ничего не знает о школе, призываю на страницу нашего набора — там всё подробно описано. Потом прочитайте мою первую статью об учёбе в школе. Посмотрите на мой дипломный проект — сайт о поиске начального капитала «Сказания о деньгах».

Сомнения

Перед началом третей ступени я сильно сомневался. С первыми двумя ступенями было проще определиться — первая манила возможностью прикоснуться к прекрасному, открыть для себя гору знаний и погрузиться в бюрошный подход. Подогревало интерес и бесплатное место. Вторая ступень ставила серьёзный вызов, я хотел проверить себя в бою: за спиной были лекции, тесты и курсовая работа, я мечтал практиковать навыки и ближе познакомиться с преподавателями. Третья ступень была чем-то особенным и непонятным.

Почему я сомневался. Я не осознавал, в чём польза третьей ступени. За плечами были несколько коммерческих проектов: я успел поруководить работой над сайтом Лайф Факторинга, запустить в недолгое плавание Лайф Инсайдер, провести редизайн Мейк.Лайфа и поучаствовать в создании Лайф2Би. Я открыл и закрыл блог о краудфандинге «Толпа профинансирует». С таким опытом проектной работы я не понимал, зачем платить 60 000 рублей бюро — на первую ступень я попал бесплатно, на вторую мне очень хотелось, и я был готов отдать 40 000 рублей за практику. Осень выдалась насыщенной — мы запускали первую версию сайта Открытие Факторинг, я организовывал внутренние движухи, а в конце октября предстояла сложная командировка. Но я отринул сомнения и погрузился в работу над дипломом.

Почему сомневались другие. Наташа Ганецкая не понимала, что может дать ей третья ступень. Она до сих пор сомневается в целесообразности учёбы — Наташа рассчитывала попасть к определённому арт-директору, а попала к другому. Это стало серьёзным разочарованием. Она серьёзно хотела бросить учёбу, и работала над проектом просто чтобы его сделать.

Тема

Студенты сами выбирают тему дипломной работы: это может быть коммерческий заказ, собственная наработка, давнишняя потребность или нерешённая проблема. Строгих требований к теме нет: ты можешь делать проект о чём угодно, главное, чтобы он был работоспособным.

Как я выбирал тему. Я знаю, что многие выписывали в табличку все возможные темы, согласовывали их с артдиром и шефом или писали по пять подробных пониманий задачи, как Леонид Касаткин. Но я так сделать не смог. Перед началом ступени у меня не было ясной идеи, только общая тематика. В марте я написал в план развития, что хочу запустить осенью сервис для малого бизнеса. Я решил всё-таки пойти на третью ступень в самый последний момент. На выбор темы у меня оставались выходные перед самым началом работы. В итоге я решил, что своей работой решу проблему, которая останавливает 45% людей от создания бизнеса — отсутствие начального капитала.

О чём моя работа. Я решил сделать бота в Телеграме, который бы подсказал предпринимателю, где взять деньги на старт бизнеса. Тут сложилось несколько факторов — у меня финансовое образование, я закончил магистратуру по финансовому и экономическому анализу, защитил кандидатскую диссертацию об источниках финансирования инновационных проектов. Всю жизнь я работал в факторинговой компании, которая финансирует малый и средний бизнес. Я вёл блог о краудфандинге и погрузился в стартаперскую тусовку. Тогда тема диплома мне казалось плёвой — нужно было всего лишь ответить на вопрос, «где взять деньги». Я подтвердил злободневность темы опросом в крупном паблике о бизнесе. В итоге оказалось, что тема не такая простая, а ответить на вопрос я нормально не смог.

Арт-директор

Сейчас понимаю, что мне повезло заиметь арт-директором Артёма Горбунова. Поработать с ним на проекте было большой удачей. До сих пор вспоминаю переживания, радость и беспомощность, которые накрывали после каждого согласования замечаний.

Как проходит выбор арт-директора. Выбор артдира похож на Тиндер — ты лайкаешь преподавателей школы, они лайкают в ответ. Когда желания и возможности совпадают, возникает связка студент — артдир. Ты можешь выбрать любые три кандидатуры — я выбрал Максима Ильяхова и Артёма Горбунова. С Максом всё просто — я пришёл в школу, чтобы учиться именно у него. Лучше всего учиться на живом проекте. Но я не хотел идти на третью ступень к Максиму — он был нарасхват и мне казалось, что я научился у него всему на второй ступени. Я осознанно выбрал Артёма, потому что он создал Бюро: курсы, предметы школы и советы — преломление его видения дизайна и работы в целом. Мне показалось, что лучше сразу идти к первоисточнику. И я был чертовски прав.

Как работать с Артёмом Горбуновым. Артём ведёт всю работу по алгоритмам, заранее определённым методикам и в подобранном инструментарии. Все макеты, промежуточные состояния проекта и замечания должны жить в Бейскампе. Скриншоты показывают строго через Доплер и никак иначе. Всё согласование замечаний идёт в живом обсуждении на групповых созвонах. Для понимания задачи заготовлен стиль в Гугль Документах. Конечно, нет ничего невозможного и можно пробовать уломать Артёма на дополнительный совет на почте, ломиться к нему в Телеграм и писать смски. Но всё это отвлекает от работы, а осенью у него было крайне мало времени, и мы довольствовались полутора или двумя часами внимания в неделю. В таком режиме ценишь каждую минуту. Еженедельное общение было для меня основным каналом коммуникации с арт-директором. Можно было прийти в назначенное время в Коворкафе, чтобы за чашечкой эспрессо всё обсудить, можно было подключиться к групповому звонку в скайпе. Так как я был в Саратове, единственный способ — согласовывать замечания через скайп.

Как проходит согласование замечаний с Артёмом. Все обсуждения групповые — чтобы не пришлось десять раз повторять одно и то же, мы слушали согласования замечаний друг друга. По своему опыту скажу, что нужно лезть на рожон и проситься выступить первым. Велик риск отхватить по первое число, но зато будет время пока песочат других разобраться со своими косяками и ещё раз показать проект. Студенту Артём отводит на согласование от 15 до 30 минут и ставит таймер — как только он заканчивался, слово переходит следующему участнику. Всего у нас было 10 согласований. Писал об этом в статье о школе, но напишу ещё раз. Артём требует, чтобы согласование шло чётко по форме из его совета. Это может звучать просто, но лучше попробовать на практике — сразу реальность встанет в конфликт с тонкой душевной организацией.

Как работать с другими арт-директорами. Во время работы над проектом мы продолжали общаться потоком редакторов в закрытом чате. Нас было десять: у Нади Цветковой, Любы Мамаевой, Юли Медведевой, Карины Фоминой и Яна Хацкевича арт-директором был Максим Ильяхов, у Наташи Ганецкой и Оли Менихарт — Коля Товеровский; Майе Богдановой достался Илья Синельников, но она его в итоге уволила и перешла в группу Максима. Я тайно завидовал ильяховцам — казалось, они общаются с Максом круглосуточно и попеременно возвращаются в чатик со слезами или восторгом победителя. Внимание и погруженность артдира в работы ребят и их отдача поражала. В результате у его группы вышли проекты, которые оказались на голову выше того, что получилось у нас с Артёмом. О группе Товеровского могу сказать меньше — помню только, что Николай был в тот момент сильно занят переездом в Москву, поэтому на работу с ребятами у него было время только по выходным. Он назначал два созвана в неделю, на которых ребята показывали работы.

Шеф

Моим шефом стал Миша Нозик. Мы неплохо общались на второй ступени, и я практически не колебался с выбором. В тиндере я лайкнул Мишу и Макса, первый лайкнул в ответ.

Чем мне помог шеф. В школе, как и в бюро шеф — это что-то среднее между наставником, тренером и психологом. Я задавал Мише вопросы о вёрстке, присылал макеты, спрашивал, как вести себя с арт-директором. Он отвечал максимально подробно и заботливо, вступился за меня на одном из обсуждении дипломных проектов — в общем спасибо, Михаил, всё было очень круто!

Чем помогли другие шефы. Ребята рассказывают, что шефы помогали не упасть духом. Шеф посоветовал Наташе задавать арт-директору правильные вопросы. Вместо «Что будет, если я не согласую работу до дедлайна?» она в итоге спросила: «Как согласовать работу до дедлайна?». Этот вопрос спас её проект на очередном согласовании.

Команда

В самом начале проекта я кинул клич в Фейсбуке и ВК, что ищу разработчика, который поможет мне создать бота в Телеграме. На мой призыв ответил Максим Лис. Я переслал ему понимание задачи, обрисовал в общих своё видение и сказал, что напишу, когда окончательно созрею. Понимание задачи обрастало новыми подробностями, мы с Артёмом пытали друг друга, чтобы выкристаллизовать что-то работающее, а Максим чутко прислушивался к комментариям и стал для меня вторыми рукам. Как повезло, что он понимал вёрстку и веб-программинг.

Оплата. У меня глубокое убеждение, что любая работа должна быть оплаченной. Понимаю, что такими заявлениями наживу себе массу недоброжелателей, которые умеют по-другому мотивировать людей. Но я глубоко уверен, что бесплатная работа — это форма неуважения. Только оплата результата гарантирует, что заказчик и исполнитель останутся полностью довольны проектом. Поэтому мы договорились с Максим на берегу, что общий бюджет разработки составит 5 тысяч рублей. В итоге он перевалил за 10 000 рублей, о чём я ни грамма не жалею.

Напарники. В нашем наборе в пару к каждому редактору ставили дизайнера из Школы стажёров. Это было офигенным решением — мы видели проекты друг друга и могли помочь в рамках своих сил. Мне повезло заиметь сразу двух напарников — Лену Дронову и Андрея Стебурако. Лена помогла советом, а Андрей нарисовал один из промежуточных вариантов дизайна, который не дожил до финала, но дал мне сильный пинок вперёд. Я постарался максимально помочь ребятам — редактировал текст и давал советы по смыслу.

Понимание задачи

Мне кажется с пониманием я возился дольше всех на потоке — когда другие уже рисовали дизайн и писали текст, я согласовывал запятые.

Структура понимания задачи. Понимание задачи включает ключевые моменты работы над проектом — задачу, решение, функциональность первой итерации, план работ и техническую реализацию. Над принципами совместной работы я не заморачивался: взял готовый текст у кого-то из прошлых наборов и минимально адаптировал под себя. Каждый проект уникальный, поэтому можно отойти от типовой структуры — так у меня появились блоки с описанием решения проблемы доверия и проработанный процесс продвижения проекта. Блоков было больше — я хотел погрузить читателя в проблематику и познакомить с собой, но это было ошибкой. Я убрал всё, что было необязательным, и смог наконец-то всё согласовать.

Согласование понимания задачи. В идеальном мире бюро понимания задачи должны видеть заказчик, исполнитель и арт-директор. Я совершил ошибку и показал рабочую версию ещё десятку людей. С одной стороны, они задали вполне однозначные и правильные вопросы. С другой — каждое их замечание пришлось дополнительно согласовывать. Арт-директор запретил самостоятельно убивать комментарии в Гугль Документе — поэтому пришлось тратить время на дополнительные согласования и отвечать на сложные вопросы. Но итогом согласования понимания задачи стал серьёзный пивот — я отказался от идеи бота в Телеграме и сделал простой сайт.

Понимание задачи не заменит финальный продукт. Чем дольше вы сидите в написании и согласовании понимания задачи, тем меньше времени остаётся на работу над проектом. Я совершил эту ошибку и увлёкся написанием и переписыванием понимания. Зато теперь могу им по праву гордиться, чего не скажешь о самом продукте. Доведите понимание задачи до такого состояния, что оно будет понятно человеку не знакомому со школой и проектом, а потом сразу оставьте его в покое. Свой перфекционизм продемонстрируете на живом продукте.

Рабочие моменты

Параллельность задач. На вводном вебинаре Максим рассказал, что все задачи по проекту нужно вести параллельно — до того, как начать писать текст, нужно решить вопрос с хостингом, купить домен, объяснить задачу программистам и найти иллюстратора. Этот урок я очень крепко уяснил, поэтому в отличие от многих стажёров не искал домен в последний момент и не парился хостингом, когда были более важные проблемы. Это не сделало мой проект лучше, но помогло сэкономить массу времени.

Максим рассказал, как параллелить процессы.

Общение с преподавателями. Я воспринял формат общения с преподавателями на этой ступени как чистую формальность. По регламенту даётся две недели на то, чтобы помучить Синельникова вопросами о понимании задачи, Беляева — о договоре, Нозика — о вёрстке, Ильяхова — о тексте, Бирмана — об интерфейсе, Товеровского — о флексе. Мне кажется, я мучил всех и сразу. Редкий день проходил без письма одному из преподавателей и их обратной связи. С одной стороны, это очень круто, с другой — сильно размывает работу над проектом. Каждый из преподавателей смотрит только «свою» часть и не видит работу целиком. Чтобы не испортить продукт Ильяхов даже отказывался от общения. Или я просто в какой-то момент его достал.

Дизайн. Для меня, как редактора, работа над дизайном вызвала больше всего сложностей — долго не мог найти подходящий стиль. По совету Нозика составил мудборд, шёл перебором. На самом первом согласовании Артём предложил взять за основу известный плакат, но я его не услышал — поэтому продолжал изобретать велосипед. Если бы взял совет на вооружение, то избежал десятков промежуточных вариантов. В фотораме плакат Артёма, несколько промежуточных состояний, одно из которых рисовал Андрея Стебурако, и последний вариант макета, собранный в Пиксельматоре — дальше была вёрстка, которая убила часть «красивостей».

Иллюстрации. Я знал, что брать фотографии и иллюстрации с фотостоков не хочу, поэтому долго искал иллюстратора. Когда выбрал «лубочную» стилистику перебрал всех иллюстраторов на бихансе, которые рисуют лубок — писал им, что хочу использовать их иллюстрации в учебном проекте и привлечь для отрисовки чего-то нового. Многие были готовы бесплатно отдать старые работы. Но я остановился на коллекции лубочных изображений Викимедии — это классические гравюры в хорошем качестве, которые распространяются по свободной лицензии.

Допуск к защите. Самый сладкий момент третьей ступени — день допуска — превращается в потогонку. Работа над проектом идёт круглосуточно — пытаешься успеть всё, что наобещал арт-директору, мучаешь разработчика, судорожно самостоятельно правишь код. Кажется, у всех на потоке этот день был адским. В каком бы темпе ты ни работал два месяца, многие решения принимаются именно в день допуска. Задача арт-директора — убедиться, что проект можно выносить на публику. Твоя задача — это согласовать. После получения допуска есть время до защиты на допилку финальной версии, проверку гипотез и демонстрацию проекта целевой аудитории. С последними двумя пунктами я справился, а вот первый я не смог — пришлось флексить.

Флекс. Все проекты бюро идут по ФФФ — ты фиксируешь срок, бюджет и уровень качества, но делаешь гибкой функциональность. Из-за ограничений по сроку и требований к качеству мне пришлось от много отказаться. На защиту я вынес согласованный, но не финальный вариант сайта. В тени осталась подпольная версия, которую мы не успели с Максимом доделать в срок — там было, например, определение пола по имени. Под нож пошла и форма подписки, её заменила Гугль Форма. Но чтобы сделать качественный работоспособный продукт чем-то приходится жертвовать.

Николай Товеровский рассказал, как флексить.

Презентация и защита

Тем, кто смотрел трансляцию, защита может показаться чем-то страшным и невозможным. На самом деле все сложности уже позади — когда есть допуск к защите, проект приведён в минимальное рабочее состояние.

Вопросы на защите. Самая полезная часть любой защиты — это вопросы из зала. Вопросы могут задавать преподаватели школы и гости из компаний-работодателей. Меня немного выбили из колеи вопросы представителя Сбертеха — он спрашивал по существу, так как глубоко погружён в проблематику. Максим настойчиво отказывался комментировать мою работу, но на защите дал несколько ценных замечаний, которые я так и не внедрил. Никто не старался специально завалить проект или защищающегося — все вопросы несли пользу и их стоили внимания, как любая конструктивная обратная связь.

Репетиция и защита. Из-за разницы во времени моя защита началась в 3 утра. За день до этого в такое же время проходила репетиция. То есть на два дня я лишился нормального сна. Андрей Ильинский рассказывал, как защищал проект в экстремальных условиях. Репетиция — очень крутая штука, потому что на ней можно лажать и учиться на своих ошибках. Косяки будут, главное их вовремя выловить. Я, например, забыл расшарить экран и вместо презентации и демонстрации сайта зрители видели мой аватар с котиком, который рассказывал «серьёзные и умные вещи о финансах». На презентацию даётся 10 минут и ещё 10 минут на вопросы и ответы. Вот так выглядела моя презентация, которую я делал в последний момент, поэтому флексии всё, что было возможным.

Развитие проекта

Диплома Школы редакторов — только половина дела. Самое интересное начинается, когда выходишь из школьной теплицы, перестаёшь получать люлей от арт-директора и начинаешь развивать проект самостоятельно.

У меня не получился жизнеспособный продукт. Как бы сладко я не заливал на защите, что буду продолжать работать над проектом, из всего этого получился пшик — времени и желания не хватило, я был полностью выжат дипломным проектом и работой. Но думаю, что вернусь в игру — тема интересная, её нужно развивать только в другом масштабе и другими ресурсами.

Не только у меня не получился. Из 50 проектов, которые запустили выпускники, 20 авторы никак не развивают. У 13 проектов забыли продлить хостинг или оплатить домен. Два проекта сменили разработчиков — Школа мотоспорта и детский клуб «Какаду». Замер в вечном ноябре 2016 года «Рейсингтайм», провёл только одну гонку сайт «Гонки героев», обещает пригласить на новый курс сайт «Как научиться бережливому производству», проспали январь 2017 года книга о тексте и сайт планов эвакуации. Ждут возвращения авторов «Овертайм», «Тогда и теперь», «Без боли», «ПК-пикер», «Гитарные примочки», «Диабетическое меню» и игра о Глаше. Вывод простой: проект без внятной монетизации делать не стоит.

Вечные проекты. 10 проектов не обновлялись с запуска, но не потеряли жизненности — сайт о ТО, «Мусор в Черкассах», «Декортика», «Диагностика рака», «Чем кормить собак», «О брекетах», гид по Кишинёву, «Скалолазание», рассылка для журналистов и «Донорство костного мозга».

Сделали единицы. Каждый пятый проект выпускники не забывают после защиты, а активно развивают. Регулярно обновляется Юрфак и пишет об этом в телеграме. В Букшере появляются новые книги. Скрапп получил вторую жизнь. Майя развивает Школу контента, которая приносит ей деньги. Ждёт новую смену Летняя компьютерная школа. ФМШ МАИ шлёт письма и зовёт на вступительные экзамены. «Плейграунд» регулярно приглашает заняться баскетболом и снимает видеоблог. Юля Медведева подключила мужа и продолжает рассказывать о жизни в Италии. Работает Кавелин академи. Принимает заявки и регистрирует учеников студия Матвеевых. Леонид Касаткин тащит свой «Клиентомер» во ФРИИ.

Максим толково рассказал, как сделать жизнеспособный продукт. Горбунов поведал в трёх частях работоспособных системах.

Ошибки

Пробегусь ещё раз по своим ошибкам. Надеюсь, что смог вас от чего-то уберечь:

  1. Взял тему, в которой не разобрался. Сейчас понимаю, что можно было взяться за что-то менее масштабное, в чём глубже понимаю сам.
  2. Неправильно согласовывал замечания. Нужно было не перебивать Артёма, а внимательно слушать, что он говорит, подробно всё записывать, задавать вопросы и согласовывать замечания по плану.
  3. Не рассчитал силы. Из-за загрузки на работе последнюю неделю после допуска к защите практически не работал над проектом. Совет: идёте на третью ступень — возьмите отпуск.
  4. Плохо спланировал бюджет. Вместо 5 тысяч рублей, которые хотел потратить вначале, потратил более 10 000 рублей. И это я ещё не запускал платную рекламу, о которой писал в понимании.
  5. Привлёк к работе слишком много людей. Если бы я показывал проект только Артёму, то результат был более цельным. Но обратная связь рецензентов была очень полезной.
  6. Потерял запал после защиты. Если бы я взял коммерческий продукт, то заказчик меня подталкивал к дальнейшему развитию. Сейчас проект завис. Нужно идти на третью ступень идеей, на которую будет не жалко времени и денег.
  7. Завысил ожидания. Кто-то не был доволен выбором артдира, кто-то не готов много дизайнить в фотошопе, а я не рассчитал собственных сил. На третью ступень нужно идти с одним желанием — сделать максимально офигенный проект, других ожиданий строить не нужно.

В прошлом сентябре я зажмурился и прыгнул — пошёл на третью ступень. Я понял: либо сейчас, либо никогда. Задним умом понимаю, что пошёл зря — в других условиях у меня мог бы получиться более качественный результат. Но жалеть поздно, нужно кайфовать от опыта, каким бы он ни был. Школа дала мне уверенность, что нет ничего невозможно. Спасибо ей за это!

Чему я научился в Школе редакторов

Год назад для меня началась Школа редакторов. Я совру, если скажу, что год был простым и без школы. Нет, год был напряжённым и сложным. Но школа дала те умения и возможности, те вызовы и сложности, которые помогли со всем справиться. Год — срок, за который может быть выкован настоящий редактор. Пусть у меня это до конца не получилось: я не умею согласовывать замечания, не готовлю вкусные информационные продукт и меня не зовут работать в бюро, но чему-то я точно научился.

Чтобы узнать, чему предметно учат в школе, посмотрите рубрикатор тем на сайте Бюро. Там ровно то, что вы будете проходить — не больше и не меньше. Посмотрите блоги Бирмана, Ильяхова и Товеровского. Перечитайте Типографику и вёрстку Горбунова и новые книги бюро. Пролистайте советы. Я не буду переписывать план занятий или тематические статьи. Я расскажу о навыках, которые школа дала конкретно мне.



Инфостиль предлагает сначала высушить текст, а потом добавить мяса. Школа учит сначала выкинуть ненужное: пустое украшательство и повторы в интерфейсе; воду и пространные рассуждения в понимании задачи или пользовательском соглашении; пустую болтовню и расшаркивания на переговорах. Пройти по работе напильником нужно не чтобы сровнять углы. Мусор мешает видеть суть: ты срезаешь ненужное, чтобы увидеть проблему. И как только ты до неё добрался — держи до последнего.

Артём на третьей ступени заставляет копировать стиль документов для оформления понимания задачи. И это не бюрошные предрассудки. Думать об оформлении на этапе понимания задачи — лишнее. Важно концентрироваться на сути. Поэтому готовая тема оформления сразу выпячивает реальные проблемы работы. Скопируйте стили из моего дипломного понимания и используйте их везде.

В работе постоянно сталкиваюсь с мусором. Один висячий предлог может закрыть дырку в макете, но стоит его прибить — макет сразу развалится и придётся всё перевёрстывать. Это круто, потому что, прибивая предлог, ты вскрываешь проблему, которой до этого не видел.

Максим о текстовой гигиене и в вебинаре.



Чтобы результат радовал нужно радоваться процессу. Неважно сколько слёз ты пролил в общении с заказчиком, сколько бессонных ночей прошли над макетом, как глубоко ты прочувствовал материал. Пока ты не начнёшь радоваться работе, время идёт впустую. Работа не будет радовать, пока ты сам не начнёшь получать от неё удовольствие. Бесконечный кайф может принести незначительная деталь, но без неё самый масштабный и проработанный проект останется бездушным сотрясением воздуха.

Владимир Беляев предложил писать юридические термины с маленькой буквы. Это было непонятно и странно. Где это видано, чтобы стороны договора обзывались «клиент» и «исполнитель». На наши доводы Владимир предложил кайфануть хотя бы в учебной работе. В реальном проекте клиент может вбить в голову что угодно, у него могут быть бесконечные шоры или синдром утёнка. Но это не значит, что нельзя кайфовать. Нужно делать всё, как в последний раз. Выкладываться на полную и ловить кайф от сделанного. Иначе, зачем собственно жить.

Как говорил Джобс, живите каждый день, ведь он может стать последним.



Этот навык вытекает из редакторской гигиены. Когда ты отбросил лишнее — убрал стоп-слова, прибил предлоги, расставил якорные объекты по местам, разбил на абзацы и прописал заголовки; читаешь текст целиком и понимаешь, что он вообще не к месту. Если его оставить, то работа станет посредственной и ни о каком кайфе речи быть не может. Наступает прозрение, после которого ты превращаешься в жуткого мудака. Если раньше ты мог сказать: «И так сойдёт». То теперь понимаешь, что можешь сделать круче и это подталкивает тебя в очередной спор по Кемпу с заботой, леской и правом на «нет».

После школы ты делаешь круто не потому, что придёт и покарает злой арт-дир. Ты делаешь круто, потому что стыдно делать посредственно. ФФФ говорит не о бюджете, времени и функциональности, а о том чего нет в формуле — качестве. Приницип говорит, чтобы не пожертвовать качеством, не перерасходовать бюджета и не выйти за дедлайн нужно пожертвовать функционалом. Качество важнее функций.

О ФФФ на сайте бюро
Слава о том, почему круто делать круто
Артём о перфекционизме



Месяц назад я написал статью, в которой собрал все работы второй ступени школы. Я хотел дать стажёрам и редакторам возможность для беспрепятственного копирования и повторения удачных ходов прошлых лет. Статья провисела в блоге несколько часов, после этого я её выпилил. По разумному совету Артёма. Бездумно перерисовать чужие макеты недостаточно. Чтобы стать лучше, копировать нужно только лучшее.

Пока у тебя небольшая насмотренность, ты не можешь оценить качество исходного материала. Ты смотришь на чужие работы и бездумно тащишь из них ходы. Поэтому вместо цельной работы получается что-то раздробленное — разные решения, разные стили, разные цели. Чтобы эффективно копировать, нужно понимать задачу, которую решал автор. Поэтому перед тем как копировать, старайтесь думать о так, как автор.

Ян толково рассказал о копировании.



В дизайнеров вбивают, что нужно готовить несколько вариантов. Считается, что заказчик или арт-директор должен выбрать лучший, а производительность исполнителя оценивается количеством вариантов, которые он успел подготовить к встрече. Это предубеждение всячески подогревают нерадивые заказчики, которые требуют больше «вариантиков». Школа вслед за Альтшуллером учит, что ни одну задачу нельзя качественно решить перебором. Точнее, если ты идёшь перебором, значит не понимаешь задачи.

Заказчик не знает заранее, чего хочет. Поэтому, когда показываешь варианты у него сразу разбегаются глаза. Он оценивает не то, как решение справляется задачей. Он сравнивает варианты и ищет лучший среди них. Так устроена психология — если тебе дают право выбора, то ты начинаешь выбирать и искать аргументацию. Правильный порядок действий: потратить время на понимание задачи и найти решение, которое точно подойдёт.

Артём об идеальном решении.



Этот навык вырабатывается на второй ступени и без него нет жизни на третьей ступени. Ты можешь глупо потратить время и сразу погрузиться в задачу с головой — писать текст, собирать материал или рисовать макет. Но до тех пор, пока ты отвечаешь только за часть задачи, а не за проект целиком успеха не будет. Ты можешь тащить дипломный проект, согласовывать и пересогласовывать понимание задачи, но когда к защите у тебя нет домена или хостинга, то нет смысла во всей проделанной работе.

Начни делать все дела одновременно — дай задачу дизайнеру, отправь проект на обсчёт подрядчику, договорись с программистом и найди типографию. С первых секунд диплома проработай вопрос хостинга и технологической платформы. Также в работе — тащи одеяло во все стороны, пока оно не разорвётся.

Максим рассказал о том, как параллелить процессы.



Этот навык мне не поддался. Из всего набора переговорных тактик я усвоил только «докопаться до сути». Квалификация замечаний прошла как-то мимо. Но на самом деле — это ключевой навык стажёра и редактора. До тех пор, пока ты не научился слушать и слышать заказчика, даже самый кайфовый результат будет нужен только тебе самому. Поэтому сейчас я развиваю этот навык в себе, иначе все работы так и будут жить в столе.

У Артёма есть об этом совет: «Как согласовывать замечания». Читать на третьей ступени, как Отче наш.

Максим о замечаниях и согласовании.



Школа знакомит с горой знаний, ты начинаешь на неё взбираться, доходишь до какой-то точки. После этого понимаешь, что впереди ещё одна гора, а за ней ещё одна круче. Как только ты перестаёшь карабкаться, горы становятся выше, и ты скатываешься по склону. Поэтому нельзя останавливаться.

Меня вдохновляет опыт Ильяхова и Бирмана — кажется, они никогда не останавливаются. Отвлёкся на секунду, выпал из тусовки, а потом смотришь на их новые проекты — книги, рассылки и сайты. И понимаешь, что люди карабкаются, а ты остался где-то на периферии истории. Поэтому, не тормози, гони вперёд так быстро, как только можешь.

Осьминожки Товеровского и Ильяхова.
Макс советует не расслабляться.




Мне кажется, этой статьёй я только всё запутал. Люди идут в школу, чтобы научиться круто, модно, инфостильно писать. А их учат выносить мусор, кайфовать от работы, согласовывать замечания и параллелить процессы. Но это и правильно. Считаю, что не стать хорошим редактором, пока не стал хорошим человеком.